Понедельник 30 Март 2020 - 17:33:40
для печати  создать pdf-документ из этой статьи   
Так говорит Лео: интервью к 60-летию
Автор: Контент-менеджер -
в рубрике  Есть мнение

Лео — человек довольно откровенный, но очень скромный. Многие годы мы безуспешно пытались составить его деловую биографию, он всегда уходил от ответа, категорически отказываясь говорить о своём образовании, дипломах, титулах и наградах… Словом, о тех вещах, которые могли бы дополнить его портрет. В канун 60-летия Президента МАПП мы попросили записать интервью с Лео его дочь — Паулу Парттанен.


Тебе стукнуло 60. В такие дни принято подводить итоги. Попробуем?

Пожалуй, нет. Какие итоги? Я живу с таким чувством, что всё только начинается. У Конфуция есть интересная таблица (иначе это никак не назвать), где он регистрирует свойства, открывающиеся человеку с достижением определённого возраста. Про мой возраст у него сказано: «В шестьдесят лет научился отличать правду от неправды». Очень точно сказано, жаль только, что его «таблица» заканчивается на 70. Если доведётся прожить больше, обязательно дополню её.

Ну, тогда расскажи о своём бизнесе. Как обстоят дела на коммерческом фронте?

С бизнесом так же, как и с итогами. Его почти не осталось. Компании продолжают действовать, однако тех оборотов, которые были десять лет назад, давно нет. В общем, теплятся, как угольки в гриле.

Не боишься такой откровенности? С точки зрения маркетинга — это большая ошибка!

Я уже давно ничего не боюсь. Могу даже дату назвать. В 50 лет я крестился. С того дня и перестал бояться, вверив себя в руки Создателя. Если идёт как идёт, значит у Создателя есть для меня иное предназначение, которое он укажет, когда настанет время.

И уж тем более не стал бы кривить душой в целях, предполагаемых маркетингом. Мой бизнес сосредоточен вокруг продукта, который действительно необходим людям, понимают они это в данный момент или нет. Манипулировать ими я точно не стану, ни ради прибыли, ни ради чего-либо ещё. Возникнет потребность — придут и купят, несмотря на любые мои высказывания о текущих размерах моего бизнеса.

Но ведь твои «угольки» ещё можно раздуть в большое пламя?

Полагаю, что можно, но у меня нет пока, во всяком случае, никакого желания это делать. Я недобровольно выскочил из этого беличьего колеса десять лет назад. И поначалу, конечно, расстраивался, нервничал и даже временно потерял сон. Но потом понял, что это же была не жизнь, а постоянная гонка, причём по кругу. Главный показатель активности предприятия недаром носит имя «оборот». Только крутится не он, а мы вокруг него. А круговое движение по определению не может иметь цели. И значит, оно лишь мираж, иллюзия движения.

Но ведь деньги же тебе нужны? Хотя бы на удовлетворение самых насущных потребностей.

Я всегда относился к деньгам как к инструментам. А инструмент — всегда средство, а не цель. Так зачем же тратить и так весьма короткую жизнь на средства? Когда же в этом случае заниматься целью?

Деньги хороши, когда их мало. Тогда человек может распоряжаться ими. Когда их становится много — они начинают распоряжаться. Быть их рабом я совсем не желаю.

Зарабатывание денег не может, ну или, по крайней мере, не должно быть целью жизни. Потому что, инструментами такого целеполагания («цель оправдывает средства») являются жадность, алчность и стяжательство — качества совсем не симпатичные. Предпринимательская деятельность постоянно требует принятия нелёгких решений, и если её конечной целью являются деньги или их зарабатывание, то решения очень быстро перестают отвечать общепринятым понятиям нравственности. Собственные поступки человек всегда может оправдать, что, по-видимому, является частью механизма выживания, и даже в самых сложных случаях, когда никакая аргументация не может «отмыть» поступка, имеется крайняя формулировка: «У меня не было иного выхода». Скорее всего, первые такие поступки тяжелы для самого предпринимателя, но с каждым следующим разом делать их становится всё легче и легче. Когда же нравственный закон внутри человека растворяется окончательно, он просто перестаёт задумываться на эту тему. Таким ли мы желаем видеть общество? Но ведь строим в данный момент именно такое…

Лео Костылев: «Зарабатывание денег не может, ну или, по крайней мере, не должно быть целью жизни»

По-моему, это просто слова. Ведь ты же не мечтал добиться того результата, к которому пришли твои компании?

Конечно, нет! Но я и не говорил тебе, что делал всё правильно в своём бизнесе. Скорее наоборот. Мои близкие часто говорили мне, что я плохой бизнесмен, но мне всегда это казалось больше комплиментом, нежели упрёком. Потому что под словом «бизнесмен» обычно кроется очень неприятный персонаж. Но деньги он зарабатывать, безусловно, умеет. Так или иначе.

Во мне никогда не было той жадности, амбициозности и желания быть победителем, которые толкают предпринимателей к безнравственным поступкам. Я, например, не бросал своих сотрудников в передрягах российской экономики. Опять слова Иисуса: «Поступай с людьми так, как хочешь, чтобы они поступали с тобой». То, что многие из них не последовали моему примеру, когда тяжело стало мне, это их проблемы. Постфактум я снова поступил бы так же.

Мои близкие часто говорили мне, что я плохой бизнесмен, но мне всегда это казалось больше комплиментом, нежели упрёком.

Сменим тему. Ты сказал, что недавно крестился. В какую веру и почему только сейчас?

Уже десять лет прошло. Крестился в Православие, в церкви Святого Германа Аляскинского, рядом с домом в Финляндии. Почему в 50 лет? Обратимся снова к таблице Конфуция: «В пятьдесят лет я познал волю неба». Я прошу понять меня правильно, я не конфуцианец, и вообще, может быть, прочитал его уже после крещения, просто он действительно очень точно выразил те изменения, которые могут происходить в человеке, если сам человек открыт для них.

А про крещение скажу: считаю, что младенцев вообще нельзя крестить. Это такой шаг, который человек должен совершить сам, осознанно. Даже Христос крестился в 30, и все, кого Иоанн Предтеча крестил в реке Иордан, были тоже взрослыми людьми. И когда делаешь это осознанно, то и живёшь после этого соответственно. Ну, а какая может быть осознанная жизнь даже в 20 лет? Или в 30? Столько страстей!

А к пятидесяти два первых, животных, этапа жизни человека — становление и размножение — уже в принципе завершены, поэтому самое время подумать о душе (у кого она есть).

Если верить Библии (а почему бы ей не верить?), первые поколения людей жили по 800–900 лет, при этом первые два этапа занимали у них столько же лет, сколько и теперь. Но вот на жизнь для души у них оставалось значительно больше времени. Конечно, современная пенсионная система не выдержала бы таких выплат, поэтому мы так долго больше и не живём (это шутка, разумеется).

Очень ёмкий образ смысла человеческой жизни содержится в основах христианской религии. Это образ Божественной троицы. Как только его ни интерпретировали богословы всех христианских конфессий, чтобы разъяснить верующим понятие триединства. А с моей точки зрения, всё очень просто и лежит на поверхности. Триединство — это человек в течение своей жизни. На первой стадии (становление) он, безусловно, сын. На следующей (размножение) он становится отцом, а затем обращается в святой дух, то есть живёт жизнью духа, души. А затем, когда душа достаточно подросла и в состоянии вести самостоятельное существование, тело перестаёт быть необходимым, и оно умирает.

И как часто ты ходишь в церковь? Исповедуешься, причащаешься (прости, если сказала что-то не так, не очень разбираюсь в терминологии)?

В церковь, конечно, хожу. Вернее сказать, посещаю церкви. Но не как богомольный прихожанин, а скорее как любопытный посетитель. Мне вообще нравится атмосфера церкви: звуки, запахи, воздух…

Прости, что перебиваю, но зачем же крестился, если в церковь ходишь только из любопытства?

Крестятся ведь в веру, а не в церковь. Я верю Христу, его словам. На сегодняшнем этапе развития общества это означает веру в смысл жизни. А крещение символизирует приобщение к этой вере. Ведь самая страшная трагедия современного общества как раз и состоит в утрате Веры. Вернее будет сказать, в подмене веры в Бога и в праведность верой в биологическую эволюцию и научный прогресс. Но как мы видим, эта новая вера тоже людей не осчастливила. Мы по-прежнему умираем от голода и недостатка чистой питьевой воды, хотя на другом конце этого «экономического чуда» люди выбрасывают до 30 % продуктов питания в помойку. На Западе появилась даже целая идеология — «дюкеры», люди, которые питаются исключительно из мусорки. Не потому, что у них нет денег на покупку продуктов, а потому, что это возможно!

Сегодняшнее атеистическое общество утратило не только веру в личностного бога, но оно не верит и в смысл жизни. А если смысла нет, то жизнь отдельного человека не имеет никакого значения. Это удобно властям — можно посылать людей убивать и быть убитыми. Какая разница?! Один пал, на его место заступит другой, ведь главное — светлое будущее. Коммунистическое, капиталистическое, да какое угодно, хоть каннибальское, лишь бы не здесь и не сейчас. Мне такая идеология не подходит. Я не желаю быть шпунтиком какой-либо государственной машины.

А в церковь молится не хожу потому, что мне это не нужно. Хотя понимаю людей, которым это необходимо. Ведь ходят же американцы к психологам и платят за посещение немалые деньги! Суфийская мудрость гласит: «Люби больше воду, а не кувшин». Вот её и люблю.

Ты так много говоришь о смысле. Люди живут неправильно, с твоей точки зрения?

Нет, так, пожалуй, рассуждать нельзя. Мы все, я верю, здесь впервые, поэтому мы все живём на ощупь, каждым шагом пробуя почву под ногами. Какие-то шаги получаются удачными, другие — нет. Но заранее об этом знать не дано. Поэтому ничья жизнь не может быть ни предметом для подражания, ни объектом для осуждения. Чтобы понять, как «правильно», человечеству нужны те библейские 800–900 лет. Для нас же главное — не сокращать свою жизнь намеренно и не поддаваться на уловки тех, кто может сделать это за нас.

Вернёмся к бизнесу. Ты ведь уже давно в сувенирной отрасли, не желаешь поделиться опытом?

Жгучей потребности делиться не ощущаю в себе, хотя на приглашение отказом бы не ответил. В отрасли действительно очень давно. Моя первая сувенирная компания открылась в Финляндии аж в 1987 году. Тогда и жизнь была другой, да и бизнес тоже. В Финляндии в бизнес-моде была забота о персонале: компании строили для сотрудников тренажёрные залы, бассейны, кормили бесплатными обедами, устраивали дорогие корпоративы и т. п. А после финансового кризиса 1993-го всё изменилось. Кризис очень многое показал. В частности то, насколько люди дорожат своими рабочими местами и готовы ко всему: и к понижениям зарплат, и к усилению эксплуатации — лишь бы не вылететь на улицу. Ведь здесь уже тогда все были подсажены на кредиты: жильё, транспорт, путешествия — всё в долг. В такой ситуации потеря работы равносильна большой жизненной катастрофе. Рестораторы, например, в условиях резкого снижения продаж придумали раздевать официанток. Еду и пиво разносили молодые женщины без верхних частей одежды. Понятно, что эти рестораны «topless» были более популярными, а у несчастных работниц выбор был невелик: либо снимай лифчик, либо — прощай работа, а вместе с ней квартира и машина. После кризиса большой бизнес уже не стеснялся и не заигрывал с сотрудниками, а прямо заявил о том, что нынешний курс — на максимизацию прибыли.

А я в разгар этого кризиса отправился в Россию. Купил квартиру на Невском около Аничкова моста и открыл сувенирную компанию Leo-LonglifeEasternExport. Потом появился «ФиннДизайн», а уже после российского кризиса 1998-го года моя финская компания открыла каталог «Остров Сокровищ». А ещё через год мне пришла в голову идея создать ассоциацию бизнес-сувенирных компаний, которая появилась и действует до сих пор под названием МАПП. Наблюдая, как в результате кризиса в Финляндии люди «страны благоденствия» превращаются в безмолвных рабов, в заложников своего образа жизни, я полагал, что Россия не должна повторить этого заблуждения. Но понят не был. А Россия на полных парусах ворвалась в те же ошибки.

[caption id="attachment_28482" align="aligncenter" width="1000"] Лео Костылев. Церемония вручения VI Всероссийской премии МАПП «Держава мастеров – 2019»[/caption]

Я посетила сайт ассоциации МАПП, почитала о ваших проектах. По-моему, интересно. А ты как думаешь?

Ассоциация, наверное, самое любимое дитя. Может быть оттого, что ей больше всех достаётся. Ни одна из моих компаний никогда не сталкивалась с таким количеством сопротивления, злобных нападок и просто равнодушного непонимания, как МАПП. Если, конечно, не считать «очистительных» налоговых проверок моих финских компаний. Никакой металл не выдержал бы такой агрессивной среды, а Ассоциация существует в ней уже более 20 лет и продолжает успешно действовать. Это ещё раз доказывает, что человеческие нервы крепче самых прочных металлов. Но здесь, конечно, главный удар принимают на себя сотрудники МАПП, а не я.

А что за налоговые проверки? Можешь рассказать поподробнее?

Собственно, это очень грустный рассказ. И не столько о налоговых проверках, а о том, как успешный бизнес превратился в то, чем он стал сейчас. В 2008-м офис «Острова Сокровищ» наконец-то «съехался» со складом и производством. Получилось почти целое огромное здание на Выборгской стороне. И в этом же году грянул кризис. Обороты упали, хотя не так критично, как в 98-м. И всё бы обошлось, я думаю, но в 2009-м в двух моих финских компаниях началась тотальная налоговая проверка, которая вычистила из фирм всё что только было можно. Кризис-то был мировой, и Финляндию задело им не меньше России. Налоговые сборы упали, и, видимо, пополнять государственную кассу решили нашими деньгами. Я судился с налоговой несколько лет, пытаясь спасти хоть часть денег, но только потерял ещё больше. Одно госучреждение (суд) никогда другое (налоговая) не обидит. Вот тогда я окончательно понял, что термин «правовое государство», которым называют политики Финляндии свою страну — это тоже маркетинг. Никакого главенства закона не существует, а есть произвол суда. Когда мои аргументы оказывались слабыми, суд разбивал их в прах контраргументами, а когда оказывались сильными, он просто не замечал их, вынося решения без их учёта. Вот и весь закон! Девять судов всех инстанций — ни одного выигранного процесса, даже ни одного возвращённого цента.

Предприниматели в Финляндии, как олени в тундре — пасутся себе на свободе, щиплют травку, метят свою территорию, зазывают рёвом самок, размножаются потихоньку, могут для развлечения рога друг другу пообломать. А вокруг бегают волки. И пока волки эти сыты и заняты своими делами, олешкам ничего не угрожает. Но как только они проголодались — ничто не поможет, ни крики о помощи, ни стадо, пасущееся рядом, ни сам Господь Бог. В общем: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать».

И рвёт налоговая нас, как волк оленей, а депрессивные по натуре финны чаще всего отвечают только одним — вешаются или выскакивают на своих машинах на встречную полосу под колёса большегруза или автобуса (таких самоубийств происходит в стране по двести в год, хотя эта статистика не сильно афишируется).

У меня к тому времени уже был опыт судов. В 2005-м тяжело заболела мама, и я пытался перевезти её к себе. Иммиграционное ведомство отказало мне, ссылаясь на закон об иностранцах, по которому мать взрослого человека не является родственником. Вот если бы я был гомосексуалистом и попросил вид на жительство для своего сексуального партнёра, то легко получил бы его. По закону Финляндии он мне больше родственник, чем родная мать. Дошёл со своим делом до Европейского суда по правам человека, но оказалось, что за пределами ЕС людей нет, и права им, соответственно, ни к чему.

А к моменту, о котором рассказываю, мама совсем разболелась. Перестала узнавать близких, не понимала, где находится. Ей нужен был постоянный уход, который было некому обеспечить, кроме меня и (к счастью!) моей спутницы жизни. А я, несмотря на дела в бизнесе, судорожно искал решения маминой проблемы в России. Познакомился с историями людей, попавших в похожие ситуации, прочитал огромное количество их рассказов на форумах. Читая, рыдал навзрыд и сейчас еле сдерживаю себя. Там столько боли, что сердце рвалось на части. А у меня к тому времени уже было две с половиной операции на сердце позади (одна не удалась). Врачи строго рекомендовали не нервничать ни при каких обстоятельствах, ибо одним из симптомов моего сердечного недуга является внезапная смерть. Так внезапно ушёл в своё время и мой отец…

Истории этих несчастных женщин (в основном) надо бы читать российским министрам в виде вечерних сказок, чтобы им снились после этого страшные кошмарные сны. Может быть, тогда они вспомнят, зачем придуманы их должности.

А потом сгорел офис в Москве. Дотла. Скорее всего, подожгли. Думаю так, потому что внятного протокола я так и не получил. Фирма в Москве ещё немного просуществовала, но вернуться к прежним оборотам так и не смогла. И я уже был не в силах помочь ничем.

Как только налоговая «очистила» мои компании от денег, тут же банки попросили вернуть кредиты. Причём завтра. Когда в 93-м финские банки попали в тяжёлое положение, мы всем народом спасали их от банкротства, в том числе и я. Прошло пятнадцать лет, и банки больше не помнили об этом. Когда трудности возникли у меня, мой банк легко повернулся ко мне спиной.

Возникли долги, а за ними и кредиторы. Я пытаюсь им объяснить ситуацию, а они в ответ, улыбаясь: «Пришла беда — отворяй ворота».

А потом, как будто этого было мало, пропала фура с нашим товаром. Я сам отправлял её со своего склада в Хельсинки, отдавал водителю документы. Из Финляндии она выехала, а в Россию так и не пришла. До сих пор не знаю, что с ней произошло. В сложившихся обстоятельствах — это было чувствительно.

И не успели мы ещё очухаться от этой пропажи, как в офис нагрянула полиция и опечатала склад. Тогда я впервые обрадовался, что в России, в отличие от Финляндии, берут взятки. И хотя давать уже было почти не с чего, наскребли и дали.

Безусловно, когда делаешь бизнес, всякое случается, но чтобы столько в течение двух лет…

Совсем не напрасно говорят, что «чем выше взлетел, тем больнее падать», и своих ошибок я, конечно, не отрицаю. После «жирных» нулевых годов «сека» как-то утратилась. Я сделал какие-то неправильные инвестиции, какие-то несвоевременные. Мы закупили складское оборудование, только начали (2007 год) проект по ручкам, на который тоже ушло немало ресурсов. Я открыл компанию по дачной недвижимости в Финляндии. Всё выстроилось, как карточный домик, и когда одна карта не выдержала нагрузки, рухнул весь дом.

И как ты с этим справился? Я имею в виду психологически...

Перестал планировать... сейчас объясню. Я вспомнил, что когда-то прочёл у Вольтера фразу: «Я решил быть счастливым, потому что это полезно для здоровья». Это послужило отправной точкой. Я понял, что счастье (в самом общем понимании) — это не внешние обстоятельства, а волевое решение. Я долгие годы планировал свою жизнь на полгода вперёд. Определял события, командировки, выставки и т. п., составлял календарь и рассылал по всем подразделениям — в Москву, Петербург, Хельсинки, Таллинн. Так было удобно всем, и прежде всего мне.

Я понял, что все мрачные мысли, которые портят жизнь, крутятся вокруг событий, которые уже состоялись либо должны состояться в недалёком будущем. И вот здесь я нашёл место для того, чтобы быть счастливым — текущий момент, здесь и сейчас. Я научился жить одним днём, и если в этот день ничего плохого не происходило, то вполне можно было прожить этот день счастливым. Было время, когда жить приходилось даже не одним днём, а одним часом. Это потребовало полного отказа от какого-либо планирования. Иначе не выдрессировать свой мозг. Он не может сегодня планировать, а завтра жить одним днём. Боже, как это раздражало поначалу близких! Но потом и они привыкли. Вообще без их поддержки и понимания ничего бы не получилось.

Потом, потихоньку, состояние пришло в норму, судорожный круговорот мыслей отступил, вернулся нормальный сон, что чрезвычайно важно вообще, а для сердечника в особенности.

Ну и, конечно, очень помогли собаки. Когда они видели, что у меня плохое настроение, они не отходили от меня до тех пор, пока меня не отпускало. Клали головы мне на грудь, сидели рядом... С тех пор уверен, собака — лучшее лекарство от стресса и депрессии.

В начале своей предпринимательской деятельности я занимался бизнес-консультированием. Будучи бикультурным человеком, помогал финским компаниям развивать бизнес в России, а русским — в Финляндии. Но потом сувенирный бизнес захватил меня настолько, что времени на другое практически не осталось. Сейчас, когда времени стало больше, опять стал брать клиентов. В основном русские компании, у которых проблемы с бизнесом в Финляндии. Но мне нравятся сложные случаи со спорами, судами, коллекторами, запущенной бухгалтерией…

Доброжелателям нравится играть идеей, что моя коммерческая деятельность умерла. Отвечу словами Высоцкого: «Нет, она затаилась на время».

После всего, что ты мне рассказал как верующий человек, ответь мне: есть ад?

Конечно, есть! И мы все в нём живём. Причём добровольно. И если нас не каждый день поджаривают на сковородке, это совсем не означает, что такого с нами случиться не может. Это как с теми олешками, про которых я говорил ранее. Пока не пришла твоя очередь — можешь щипать травку и размножаться.

А Царство Божье?

А Царство Божье, как сказал Иисус, внутри нас. И туда можно также добровольно переселиться. Из ада, в котором мы живём. Но для этого человек должен освободиться, стать творцом. Не в том понятии, которое вкладывается в это слово пропагандой, а настоящим творцом — создателем нового в себе и нового себя. Вот этот новый, свободный, имеет возможность выбора — жить в аду со всем остальными или уйти жить в Царствие Божье.

А что за история с ручками?

С ручек я начинал и как-то сразу прикипел к ним. Да и не было тогда ещё такого разнообразия сувенирной продукции, и потребители были вполне довольны получить бесплатную ручку. А для меня ручка всегда ассоциировалась с грамотностью, письменностью, каллиграфией, короче говоря, с развитием и культурой.

Потом поездил по заводам в Европе и Азии, вникал в процессы производства, восхищался инженерными решениями, на которые сам всегда был слабоват. Здоровый человек всегда умеет радоваться таланту и умению других. Так родилась идея создания собственного бренда. Сначала российского — «Салiасъ», а затем и финского — Carelia. Сегодня о ручках знаю очень много, по виду могу определить если не производителя (их всё-таки больше 4 тысяч), то, по крайней мере, страну производства. И эта страсть почему-то во мне не утихает! Если хватит сил и Бог даст времени, создам когда-нибудь музей письменности. Скорее всего, в Петербурге, где у письменности хоть и короткая, но весьма достославная история.

А ручки твоих брендов будут продаваться в этом музее?

Нет, я их буду раздавать бесплатно. Если они доживут до этого светлого дня. Производство, а самое главное распространение ручек требует огромных ресурсов, которых на сегодняшний день у меня нет. Я бы с удовольствием отдал бренды «в хорошие руки», а сам бы сосредоточился исключительно на производстве. Качество требует массу внимания.

А почему финский бренд называется «Carelia»? Карелия ведь теперь в России…

Мне часто задают этот вопрос на российских выставках. И я стандартно отвечаю, что географии в России тоже учили плохо. Советский Союз по мирному договору 1944 года Карелию не отобрал, а разделил. Таким образом, в составе Финляндии оказалось целых две губернии (по-современному, области) — Южная и Северная Карелия (прямо как Кореи, только режим одинаковый). Живут там карелы и потомки беженцев из частей, оставшихся в составе СССР. Бежало их 400 тысяч, а живущих потомков уже около двух миллионов. Так что Carelia — это очень ностальгический бренд для Финляндии.

А как ты относишься к благотворительности?

К самой благотворительности — хорошо, к разговорам о благотворительности — уже хуже, к благотворительным организациям — совсем плохо. Мне кажется, что настоящая благотворительность определена лучше всего Христом: 1) когда левая рука не знает, что делает правая и 2) когда делятся последним, а не дают малое от большого.

Когда деяние происходит из рук дающего непосредственно в руки нуждающегося, то это настоящая благотворительность и настоящее сострадание. Если же этой помощи к тому же никто не видит или её не замечает, то ещё лучше, ибо тогда она не ставит в неудобное положение ни дающего, ни берущего. А если благотворительность требует организации, то это не акт милосердия, а маркетинговое мероприятие или коммерческое предприятие.

Прости, но какая разница? Если нуждающийся получил помощь, разве не это является главным?

То есть, опять мы упёрлись в то же: цель оправдывает средства. Я иного мнения об этом. Не следует забывать, что, оказывая помощь одним, ты тем самым лишаешь помощи других. То есть, публичная благотворительность несёт в себе больше горечи и обиды, чем счастья.

Мне кажется, что помощь нуждающимся вообще требует совсем других решений. А благотворительность должна существовать не для нуждающихся в помощи, а для предоставляющих её. Чтобы они не теряли человеческих чувств. И для этого никаких фондов не требуется.

Идеальным мне видится общество, которое не нуждается в благотворительности вообще — каждый в состоянии помочь себе сам. Но пока такого нигде нет, хотя в мире полно очень богатых государств. В чём же государства видят свою задачу, если их граждане нуждаются в помощи благотворителей? Следуя определению древних римлян: государство должно учить, лечить и защищать. А оно, на видимых пространствах, ужасно учит, посредственно лечит и само прячется за спины своих граждан, когда возникает опасность, выкликая: «Отечество в опасности! Родина-мать зовёт!».

А ты занимаешься благотворительностью?

Без комментариев.

Давай вернёмся к общественной деятельности. А ты не пробовал расширить диапазон своего влияния? Я знаю, что в отрасли существует, например, очень массовый ресурс GiftsClub. Ты принимаешь участие в его работе?

Нет, хотя и имею доступ к некоторым его частям. Многие из моих «друзей» по Facebook пишут туда, и я могу их читать. Сам туда не пишу. Попытаюсь на примере объяснить, почему. Наибольшее число комментариев в прошлом году на этом ресурсе вызвала публикация значка с изображением обнажённой задницы. Все сразу же возжелали приобрести себе такое изделие, да ещё и в нескольких экземплярах. Я в молодости изучал возрастную психологию и помню, что подобные изображения должны радовать детей младшего школьного возраста, однако если подросток 11–12 лет ещё продолжает проявлять живую заинтересованность предметом, то его стоит отвести к врачу. А здесь, вроде бы, взрослые люди — ведь ресурс объединяет сотрудников компаний. Ну скажи, какие серьёзные вопросы можно обсуждать с людьми, которые приходят в неописуемый восторг от изображения, извини за просторечное выражение, голой жопы?

А ты пробовал? Может, не всё в них потеряно?

Честно говоря, не пробовал. Но мне и не нужно было. За меня это делают мои читатели, публикуя ссылки на мои статьи и злобно их комментируя. Я мог бы здесь сказать, что обожаю критику, но это было бы неправдой. Я — не мазохист. Но я также совсем не мечтаю о том, чтобы читатели соглашались со мной, чего большинство из них никак не может усвоить. Мне совсем не этого надо. Если мои тексты пробуждают читателя к реакции, значит, он задумался, задействовал свой мозг. Это уже большое дело. А тот, кто хочет быть всегда прав, никому, кроме себя самого, не интересен. Если у такого человека есть деньги или положение, ему будут льстить, притворяться, потакать, а потом ненавидеть ещё больше за своё перед ним унижение. Мне такой кармы не надо.

Если позволишь, ещё один пример.

В прошлом году МАПП исполнилось 20 лет. Срок и вообще-то немалый, а в нашей отрасли так и совсем космических масштабов! Я написал юбилейную статью. И её активно комментировали в этом «Клубе». Но поздравлений с годовщиной я там не увидел. Никто вообще не комментировал высказанного в статье, все сосредоточились на критике автора. Единственное, что хоть каким-то боком касалось содержания — это критика моей защиты русского языка от ненужных иностранных заимствований и прямого попугайства. Но ведь правда, встречала ли ты какие-либо профессиональные объединения, например здесь, в Финляндии, в Америке или любой другой стране с названием на русском языке? А почему же тогда такое объединение в России носит имя на английском? Зачем? Хотя справедливости ради должен заметить, что критика, касающаяся именно русского языка, писалась людьми с нерусскими фамилиями. А они — не носители языка, а только пользователи. Поэтому он им и не важен. Это как разница в отношении к своему автомобилю и взятому в аренду. А мне как русскому человеку, хоть и живущему в другой стране, а может быть, именно поэтому, чрезвычайно обидно за язык. Ведь все эти современные «хайпы», «мерчи» и «сейлзы» — даже не слова, а какой-то лай! Может быть, поэтому в России больше и не рождается Тургеневых, Тютчевых и Буниных, что люди перестали уметь не только писать на родном языке, но даже не желают говорить на нём!

Привыкшие к коротким, напоминающим код, словам из английского языка, молодые люди стали сокращать слова и выражения русского языка. В московском ресторане быстрой еды вы, например, никогда не услышите нормального приветствия, вам скажут лишь: «Добрый», а в конце пожелают: «Приятного». Неужели требуется так много энергии для произнесения полных фраз? Или это уже болезнь? Хорошо хоть порции не половинят! Хотя самое вкусное повара наверняка уносят домой.

А мне как русскому человеку, хоть и живущему в другой стране, а может быть, именно поэтому, чрезвычайно обидно за язык. Ведь все эти современные «хайпы», «мерчи» и «сейлзы» — даже не слова, а какой-то лай!

А вот пример всё той же Финляндии. Здесь для каждого нового продукта, понятия или явления придумывается своё, финское слово, вне зависимости от того, где это было изобретено или внедрено. Поэтому в финском языке нет даже слов «компьютер» или «смартфон», хотя каждый, конечно, понимает, что они обозначают. Но они для финнов ИНОСТРАННЫЕ, а в своём языке им есть свои аналоги.

Извини, ты свободно говоришь на четырёх языках: английском, финском, шведском и русском, так?

Да, так…

Нет, я совсем не против других языков, наоборот, считаю, что каждый человек должен знать три-четыре иностранных языка как минимум. Но это не отменяет знания своего родного языка. И, уж тем более, не означает попугайского повторения чужих слов! В конце концов, язык — важнейший фактор национальной идентификации. Нет языка — нет и народа. А значит, нет и культуры.

Так может быть и стоит написать им об этом? Так сказать, в воспитательных целях…

Нет, в воспитатели я не гожусь, хоть и имею педагогическое образование. Человека вообще, по моему мнению, научить ничему нельзя, он может научиться только сам. А учитель или воспитатель требуется ему только для постановки правильных вопросов. Ответы на которые ученик должен искать сам.

Путь современного образования — тупиковый. Учителя кичатся научной основой образовательных процессов, а на практике вся система построена по принципам религии — никакое знание не является эмпирическим, всё воспринимается на веру и на доверие авторитетам. Все постулаты лишь внешне выглядят научными, но на самом деле — сплошной догмат. Единственное отличие — короткие сроки использования. Меня, например, учили в школе, что атом — мельчайшая частица материи, а сегодня физики говорят, что атом сам — целая Вселенная.

Единственное свойство мозга, используемое в обучении — память, мыслительные функции не требуются. Разве это образование? Это фарширование.

Я уже не говорю о профессиональном обучении — всяких там семинарах и тренингах по продажам и маркетингу, которые вообще являются видом лёгкого мошенничества и способом зарабатывания денег теми, кто сам ничего не умеет.

Так ли? Ведь часто приходится читать отзывы о том, что после обучения продажи выросли…

Да, это как раз совершенно естественно. Я и сам в кризисы и межсезонья, когда заказов мало, нанимал для своих продавцов различных тренеров. Не выбирая — любых. Потому что любое отклонение от рутины приносит положительный результат. А если тренер додумается ещё всё время повторять что-нибудь типа: «делайте как я говорю, и ваши продажи вырастут», то эффект обеспечен! Только он временный, краткосрочный и быстро проходящий. Вырвавшись на мгновенье из рутины, продавец получает некий заряд новой энергии, но затем «батарейка» заканчивается и всё возвращается на круги своя. А руководители (не сильно дальновидные) успевают зарегистрировать увеличение объёма продаж, о чём совершенно искренне и повествуют в своих отзывах.

Кстати, таким же эффектом обладает, например, вывоз сотрудников на природу, пикник или корпоративный праздник. То есть, все эти мероприятия, безусловно, важны для компании, но абсолютно не являются заслугой тренеров или, как их теперь модно называть, «коучей». На их место можно поставить говорящего попугая, и результат окажется поразительно схожим.

Торговля существует, по меньшей мере, десять тысяч лет, а маркетингу лишь 50–60 лет. Он, конечно, стал хорошей ложкой дёгтя, отравив рыночное пространство вокруг себя, превратив обмен необходимыми товарами в безудержную потребительскую вакханалию. А любителям послушать, как можно продавать ещё больше, ещё чаще и ещё дороже, я хотел бы напомнить, что они лишь меньшую часть жизни — продавцы, а большую — покупатели, которым также будут продавать больше, чем нужно, и дороже, чем хотелось бы.

Лео Костылев, пресс-тур МАПП по Paperworld, Christmasworld и Creativeworld

Как бы тебе этого ни хотелось, но интервью получилось всё-таки про итоги. Не правда ли?

Ну какие там итоги. Итоги будут за день до крематория. Просто с возрастом мужчины становятся болтливыми, особенно в присутствии молодых красивых дам…

Так говорит Лео: интервью к 60-летию.pdf // журнал «Профессионал РСБ». – 2020.- №77 (март)

Февраль 2020 г., Хельсинки.

Примечание МАПП: Заглавие интервью было выбрано редакцией МАПП без согласования с автором.



Поделиться: 
Комментарии:  0
Журнал Профессионал рекламно-сувенирного бизнеса © 2011
Разработчик : Lexxa